Украинские СМИ с помощью беспилотника снимали обстрел Горловки

Военнослужащие НМ ДНР сбили беспилотный летательный аппарат, который производил видеозапись последствий вчерашнего обстрела Горловки. Об этом заявили в Управлении Народной милиции Донецкой Народной Республики.

Огонь по горловским окраинам велся примерно в 14:50 по местному времени военнослужащими 58-й отдельной мотопехотной бригады, которой командует Дмитрий Кащенко. В результате обстрела был ранен мирный житель.

«По нашим данным, огонь оккупантами велся под видеокамеры журналистов телеканала ICTV, находившихся в это время на позициях оккупантов. Нашими подразделениями ПВО был сбит беспилотный летательный аппарат, который вел видеофиксацию результатов обстрела», — отметили в УНМ.

Кроме того, в Народной милиции назвали причастных к повреждениям в поселке Старомихайловка на западе Донецка, который также обстреливался сегодня днем. Огонь в направлении поселка открыли военные из 28-й отдельной механизированной бригады, которой командует Максим Марченко.

В УНМ добавили, что обстрел Старомихайловки начался после мощного взрыва. По данным разведки, грузовик с боеприпасами подорвался на мине вблизи позиций ВСУ в Красногоровке. Вследствие инцидента двое военнослужащих Киева погибли, двое ранены. Не исключено, что обстрелом противник хотел спровоцировать силы НМ на ответный огонь и обвинить их в уничтожении техники.

В осажденной Горловке

Октябрьский Донецк прекрасен. Пронизанный мягким осенним солнцем, в ослепительном золоте и багрянце ещё не опавшей листвы, ухоженный и чистый, он словно замер в какой-то особой предзимней медитации. Время, утомившееся за жаркое лето от зноя, теперь неспешно облетает кленовой листвой на траву газонов и брусчатку аллей. Незаметно подкрадываются ранние южные сумерки, и скоро город, залитый светом тысяч фонарей, превращается в какой-то сказочный Град, светящийся россыпями самоцветов, полыхающий огненными озёрами реклам, укутанный в золотую парчу скверов и бульваров. И так хочется погрузиться в эту его ночную негу, вдохнуть пряный запах листвы на бульваре Пушкина, уловить сырую прохладу Кальмиуса, постоять на мосту, созерцая в тёмной плите воды медленный восточный танец прибрежных огней. Но, словно бы по чьему-то заклинанию, город вдруг пустеет, с его улиц исчезают люди и машины, и он, словно былинный Китеж, начинает погружаться в странный морок, неподвижность. И память тревожно окрикивает:

— Пора! Через четверть часа комендантский час!

И ты сразу вспоминаешь, что ты не в сказке. Ты в Донецке. Ты рядом с войной.

Читать в источнике